Декоратор Марина Гаськова оформила деревянный коттедж на границе дремучего леса для заказчика, который мечтал вернуться в идеальный дом своего детства.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается: работа над этим ­домом заняла три года. Заказчик Марины Гаськовой построил его для своей семьи, но с самого начала рассматривал проект еще и как инвестиционный, поэтому хотел все сделать по высшему разряду. Одни только поиски подрядчика на столярку шли целый год. “Мы работали вдумчиво и постепенно”, – рассказывает Марина.

Гостиная. Диван и кресла, Duresta. На консоли за диваном пара настольных ламп, Ralph Lauren. Торшеры, Baga. Ковер, Tapis Rouge. Журнальный столик, Marioni. В глубине комнаты напольные часы XIX века. Шторы сшиты из ткани Morris & Co.

Дом стоит в ближнем Подмосковье, но кажется, что вокруг нетронутая человеком глушь: последние восемь километров дороги идут через лес, который подступает прямо к участку. Интерьер тоже производит обманчивое впечатление. “Вы ни за что не догадаетесь, кто здесь живет”, – говорит Марина. И тут же раскрывает карты: ее заказчик – молодой человек, предприниматель, любитель активного образа жизни. Детство он провел на дедушкиной даче в Серебряном Бору, где были часы с боем, старинный буфет и тяжелые портьеры на окнах. Созданный Мариной интерьер призван был утолить его ностальгию по тем временам.

Дом сложен из бруса ангарской сосны, и главным усло­вием заказчика было сохранение стен в первозданном виде – ни красить, ни даже тонировать он их не позволял категорически. “Такое засилье активной деревянной фактуры требует особого подхода, – считает декоратор. – Надо было либо делать ее солирующей в интерьере, либо использовать еще более активный декор”. Решено было пойти по второму пути – изначально хозяин сообщил, что хочет дом в стиле кантри, а в процессе обсуждения выяснилось, что он любит набивные ткани, узоры и яркие предметы.

Сложности Гаськовой создавали не только стены дома, но и сам материал – делать перепланировку в постройке из бруса практически невозможно. К счастью, дом был устроен логично: первый этаж занимают общественная зона и гостевая комната с санузлом, а на втором находятся спальни и кабинет с балконом. Главной проблемой стала вытянутая двусветная гостиная. Чтобы зрительно подкорректировать пропорции этой комнаты, декоратор поставила поперек нее мебельную группу с диваном, креслами и сто­ликом посередине. Телевизора в общественной зоне нет, ­Марина пустила “голубой экран” только в одну из гостевых.

Столовая. Обеденный стол раскладывается до четырех метров в длину. На столе скатерть и салфетки, все Marki Home. Светильник, Zonca. Стулья, Vinsent Sheppard. Буфет, Marchetti. На полу французская цементная плитка, окрашенная в массе. Сервиз сделан на заказ по дизайну Марины Гаськовой специально для этого проекта.

Кухонный гарнитур, Veneta Cucine, с техникой, KitchenAid и Ilve. Медная посуда, de Buyer. Смесители, Kohler. Барные стулья, Tonin Casa, Светильники, Zonca.

На полу в общественной зоне и спальнях лежит щитовой паркет. Не самое очевидное дополнение для стен из ­некрашеного бруса. Но, как объясняет Гаськова, цвет стен может рано или поздно измениться, а пол – это навсегда, и поэтому он должен быть качественным.

Марина вспоминает, что интерьер дома складывался спонтанно: “Я отрисовала ключевые узлы, но финальная картинка была только у меня в голове”. Хозяин дома отнесся к этому спокойно. “На таких заказчиков надо молиться”, – говорит декоратор. Четыре года назад, когда они только познакомились, у нее было всего две работы, напечатанные в журналах. Несмотря на это, заказчик проникся к ней доверием, а по ходу дела отслеживал новые публикации, радовался победам декоратора и прикидывал, как это повлияет на инвестиционную привлекательность дома.

Дубовая двухпролетная ­лестница выполнена по эскизам Марины российскими столярами. Ковровая дорожка из шерсти тоже сделана на заказ.

К тому же он оказался из тех редких людей, кто легко соглашается на покупку антиквариата, чему Марина была несказанно рада. “Если хочешь создать атмосферу пожившего дома, надо пускать туда пожившие вещи”, – говорит она. Когда дело дошло до покупки напольных часов, декоратор предложила на выбор сразу три разные модели, и хозяин дома решил купить их все. В процессе работы над проектом он также начал собирать коллекцию старого искусства и приобрел книги для семейной библиотеки. “Мой заказчик, скажем так, не авангардист, – говорит Марина. – Но сделать “бабушкин” дом, чтобы он смотрелся захватывающе, – большая задача для декоратора. Мне кажется, я ее выполнила”.

Галерея над двусветным пространством гостиной. На полу дубовая доска. Кресла, Mis en Demeure, обиты бархатом, Dedar. Светильники, Vaughan. На стене гостиной картина “Итальянский пейзаж с акведуком и замком”, XVIII век.

Банкетка, Marie’s Corner.» title=»Главная спальня.
Банкетка, Marie’s Corner.»/>

Главная спальня.
Банкетка, Marie’s Corner.

Фрагмент главной спальни. Кровать и комод, Tiferno. Текстиль, Morris & Co. Льняное постельное белье “Рюши”, Marki Home.

Комната дочери. Кровать с балдахином и письменный стол, Labarère. На столике, Mis en Demeure, лампа, Asiatides. На стенах гра­вюры XIX века.

Комната сына. Кровать, Labarère. На столиках, Jansen Furniture, лампы, Asiatides. Бра, Visual Comfort & Co. На стенах английская живопись 1927 года.

Фрагмент кабинета с антикварными часами, столиком, Atelier de Brou, и диваном Meridiani.

В кабинете хозяина сделанная на заказ библиотека, письменный стол, Selva, кожаное кресло, Jansen Furniture. Бра и настольная лампа, Ralph Lauren. Акварели кисти итальянского художника 1912 года.

Балкон при кабинете. ­Диван и столик, Guadarte. На столике льняная салветка, Marki Home.