Елена Лукинская

Архитектор Елена ­Лукинская превратила трехэтажную квартиру в арбатских переулках в арт‑пространство, в котором она живет и работает.

Квартира в тихих арбатских переулках не основное жилье архитектора Елены Лукинской, большую часть времени она с семьей живет за городом (мы публиковали дом Лукинских в материале “Только спокойствие” в июньском номере 2009 года). Елена искала жилье неспешно.

 

Фрагмент гостиной. Кресла, La Ebanisteria; журнальный столик, Gallotti & Radice; паркет, Foglie d’Oro. Камин, лестница, колонны и стеновые панели выполнены по эскизам автора проекта на столярном производстве “Дизайн-Арт Диалог”. Скульптура Андрея Осташова “Последняя шпилька”.

“Мне было принципиально найти квартиру, которая была бы с дореволюционной историей: это доходный дом 1904 года, с красивой парадной с витражом. Наверху была голубятня: когда мы туда зашли, там было по пояс дохлых голубей и мусора; мы все вычистили, перебрали крышу и присоединили мансарду к основному пространству”.

 

Люстра, Denoyelle Home; диван, Ulivi Salotti; шторы, Bisson Bruneel. Бра выполнены на заказ по эскизам архитектора на фабрике Artistiche Ceramiche Fiorentine. Скульптура Андрея Осташова. Живопись ­Аруша ­Воцмуша.

Цели, ради которых покупалась эта квартира, были такими же необычными, как и само помещение: Елене нужно было жить здесь, когда неудобно уезжать за город, а также нужна была галерея для встреч с заказчиками.

 

Кресло, Fratelli Radice; журнальный столик, Gallotti & Radice; настольная лампа, Pieter Adam. Картина Евгении Бурав­левой “Скульптура”.

“Я хотела оформить пространство таким образом, чтобы в нем были наглядно показаны конструктивные узлы и эргономика: как работает подсветка, как можно по-разному оформить подоконники и окна, как скрыть батареи и карнизы”, – рассказывает архитектор. Длинный коридор, ведущий из прихожей на кухню, Елена превратила в анфиладу, спрятав в стенах шкафы для хранения домашнего инвентаря, а в нишах повесила керамические головы баранов. С декораторской точки зрения нужна была современная классика, но с историческим налетом – хозяйке хотелось, чтобы интерьер ее квартиры отражал и возраст дома, и место, где он находится.

 

Комод, Fratelli Radice; в галерее рабочий стол, Arte Brotto. Картина Евге­ния Рябчикова “Дама”.

Оформление Елена начала с гостиной. На блошином рынке во Франции она увидела огромную люстру и поняла, что соотношение объемов комнаты и люстры идеально, как и ее чуть ободранная фактура с трещинами – деревянную обшивку стен архитектор сделала в таком же стиле. Как истинный коллекционер, Лукинская не смогла пройти мимо антикварного китайского комода: “Для него нашлось место в гостиной, а над ним висит картина, на которой две девочки, она мне напомнила двух моих дочек – конечно же, я сразу ее купила. Именно сочетание очень старых и современных вещей создают тот эффект, который мне нужен”.

 

Фрагмент гостиной. Желтое кресло, La Ebanisteria; журнальный стол, Gallotti & Radice; серо-голубое кресло, Fratelli Radice.

В квартире очень много живописи, вся она разная, экспозиция часто обновляется – Елена хочет, чтобы ее заказчики могли выбирать то, что им по вкусу. Правда, не каждый экземпляр можно купить – некоторые уже стали родными хозяйке, и она с ними не расстается. Чтобы грамотно демонстрировать искусство, нужно правильное освещение. Елена не любит яркий свет с потолка, поэтому все люстры в квартире – больше для поддержания атмо­сферы, а основной свет исходит от точечных встраи­ваемых светильников, которые вмонтированы в стены, потолок и пол.

 

Картина Евгении Буравлевой “Ветер”. Скульптура Егора Плотникова “Сестры”.

Общая тональность квартиры выполнена в любимой Еленой серо-бежевой гамме. На ее взгляд, эти оттенки способствуют максимальному расслаблению. С таким спокойным цветом соседствует фантазийная лепнина – с потолка на кухне свисают гипсовые гранаты, а в гостиной спрятались мышь, улитка и птичка додо. Самая необычная комната во всей квартире находится в мансарде на месте бывшей голубятни, Елена решила сделать там кинозал с топчанами в восточном стиле.

 

Люстра, Ombres et Facettes; шторы, Leither; карниз, Casa Valentina. Картина Евгении Буравлевой “Закрытый сад”. Скульптура, Rosenthal.

На внешней стене этой комнаты есть интересная деталь – чугунные стяжки, о которых Елена рассказывает: “Во время Великой Отечественной войны в дом попала бомба, стены частично разошлись, но устояли. Во время реконструкции их стянули чугунными стяжками по фасаду и внутри, я решила оставить их на виду, чтобы не забывать о прошлом”.

 

Кухня, Old Line; стол, Arte Brotto; люстры, Banci; стулья обиты тканью, Zoffany. Лепнина выполнена по эскизам архитектора, узор по мотивам голландского живописца Яна ван Оса. Стеновые панели выполнены по эскизам архитектора на столярном производстве “Дизайн-Арт Диалог”.

Вот так, по крупицам, Елене Лукинской удалось создать интерьер, о котором она мечтала, – с историей.